c3ec9c9d

Жукова Людмила - 'о, Свежий Дух Березы !'



Людмила Жукова
"О, свежий дух березы!"
По таежной избушке плыл теплый живой дух от печурки, в которую Власта
то и дело машинально совала дрова, и еще от ароматных лечебных трав,
оставленных охотниками-промысловиками, которые теперь почему-то не
торопились прийти сюда на зимовье, хотя ох как нужны были сейчас!
Власта не спала уже три ночи - голова была тяжелой, лоб горел, глаза
воспаленно моргали, словно в них насыпали песку.
Любимый умирал. Холодело его тело, синели ногти. Он давно уже не
открывал глаз, а зубы его так сильно сжались, что Власта насилу их
разжимала, чтобы влить хоть каплю целебных снадобий. Она уже не раз
мысленно благодарила свою старую бабку, которая научила ее врачеванию
травами и передала немало секретов исцеления от разных хворей.
Чем заболел Митя, она не знала: вдруг неожиданно свалился, сказав, что
устал, поспит малость. И вот три дня - в странном оцепенении. Смесь
зверобоя с девясилом, настойка женьшеня на спирту - ничего не помогло. Что
еще? Голова туманилась, ей что-то грезилось, как говаривала старая бабушка
- "метилось". То они будто бы едут с Митей на конях к месту раскопа по
узкой тропке, и Митя, сломав ветку цветущей черемухи, смеясь, передает ей
душистое чудо. То в их доме, в большом городе, он, меряя комнату большими
шагами - высокий, статный, черноволосый, - возмущенно передает ей разговор
с директором института, не верящим в успех задуманной Митей экспедиции в
эти таежные дебри верховьев Енисея. А ведь именно тут, по его мнению,
должны быть стоянки "динлинов" - так китайцы в своих хрониках называли
рослых белокожих людей, пришедших на Енисей откуда-то из Причерноморья и
позже ушедших через Гималаи в Индию. Очень давно, в день их знакомства,
Митя сидит рядом с ней на узком диванчике в вестибюле института и о чем-то
говорит, заглядывая ей в глаза, и она чувствует, что нравится этому
незнакомому человеку и что это из-за нее одной он столь долго сидит и не
уходит.
А потом пошли странные и страшные видения: какие-то люди с ужасными
серыми лицами, гримасничая, плясали и тащили ее в свой бесовский хоровод.
Какие-то визгливые женщины кричали что-то обвиняющее, тыча в нее грязными
жирными пальцами.
Власта в ужасе мотала головой и бежала к порогу, где стояло ведро с
ключевой водой, макала лицо в обжигающую студеность, пила, и на миг
видения пропадали. Глаза ее видели голубой сумрак комнаты и багровое, в
легкой разноцветной ряби от заходящего солнца, окно. Отблески пылающего
заката ложились на бледное лицо Мити, казалось, это вспыхнул румянец и
вот-вот встрепенутся ресницы... Она с надеждой подбегала к любимому,
касалась дорогого лица и отдергивала вмиг похолодевшие руки...
Власта напряженно вспоминала все, что говорила ей старая бабушка, чему
учила ее. Она говорила о листьях березы: если обложить человека ими, он
скоро согреется. Но где сейчас, в октябре, в занесенной первым снегом
тайге, листья березы? Если только в баньке близ зимовья? Взяв фонарь
"летучая мышь", она сбегала в баньку, размотала хитрый узел из проволоки
на двери, и, конечно, обнаружила березовые веники. И тут только ее осенило
- горячая парная баня - вот что нужно сейчас Мите!
Она принялась разжигать крохотную печурку, та чадно задымила. Власта
догадалась подняться на крышу и выгрести из дымохода снег. Огонь в печи
весело затрещал, и от мысли, что это средство - старое, испытанное, может
помочь Мите, у Власты прибавилось сил. Она нашла волокушу, приготовленную
охотниками для перевозки зверья,



Назад