c3ec9c9d

Жмудь Вадим Аркадьевич - Дела Амурные



Жмудь Вадим Аркадьевич
ДЕЛА АМУРНЫЕ
Иннокентий Гвоздецкий был в ярости. Мальчишка нахамил ему в стенах
университета! ... "... а вот мы выясним, на каком он курсе..." - подумал
Иннокентий. К тому же он был так странно одет... Какой-то белый балахон, в
руках детская игрушка - лук и стрелы - за спиной какие-то невозможные два
лебединых крыла...
Стрелять из лука, путь хотя бы и детского, по почтенному преподавателю!!!
Этого он стерпеть не мог!
Хорошо ещё, что он промахнулся. Вернее, Иннокентий Аврельевич увернулся.
Стрела полетела дальше и звонко ударилась о статую знаменитого физика,
достопочтимого Исаака Ньютона. Как раз в левую часть груди, где у живого
человека расположено сердце.
Стрела отскочила и упала на пол. Так она и лежала между постаментом
памятника и стеной до самого утра следующего дня. А утром техничка Глафира
зацепила её мышиного цвета тряпкой и с удивлением извлекла на свет божий.
"Ох уж эти студенты. Как дети малые!" - подумала Глафира и сунула стрелу в
карман халата.
Как всякая малограмотная женщина, Глафира не привыкла удивляться
происходящему, а потому вскоре забыла про маленькую игрушечную стрелу.
А напрасно...
* * *
- Рядовой О'Либенс! Опять не сдал зачет по стрельбе! Три шага из строя -
шаго-о-о-м... - арш!!! - Голос сержанта Шумахера переходил на визг.
- Неумело пытаясь отбивать строевой шаг, рядовой О'Либенс вышел на три
шага и развернулся лицом в строю.
- Рядовой О'Либенс. Так когда же вы сдадите зачет по стрельбе?
- Не могу знать, сэр! - выпалил веснушчатый О'Либенс, а про себя подумал:
"Шумахер, пошел ты на..."
- Два наряда вне очереди! - громко прорычал сержант Шумахер, потом
посмотрел на рыжие кудрявые волосы О'Либенса, вспомнил, как его раздражают все
рыжие, и уже тихо-тихо добавил: - Нет - три. Три наряда вне очереди, - после
чего уже совсем успокоившись, почти нежно, по-отечески проворковал: - Мыть
клозет. Встать в строй, родной мой.
- Есть три наряда вне очереди мыть клозет! - выпалил О'Либенс и бойким
шагом вернулся на свое место.
- И всю ночь тренироваться. Стрелять по ... Воронам.
- По воронам?
- Да. По воронам деревни Гринривер-Блоу штата Техас.
* * *
В эту ночь, если бы жители деревни Гринривер-Блоу штата Техас вышли за
околицу, то они бы увидели странного вида маленького рыжего мальчика в белом
хитоне и с лебедиными крыльями за спиной, который старательно стрелял в ворон
из крохотного серебряного лука, не обращая никакого внимания на однорогую
корову, меланхолически облизывающую его колчан. Если бы они это видели,
вероятно, их не так бы удивило весьма странное поведение ворон на следующий
день.
Дело в том, что все вороны в окрестностях деревни Гринривер-Блоу штата
Техас почему-то нежно каркали вокруг некоей однорогой коровы Мэри, осыпая её
украденными где-то накануне стекляшками, монетками, кусочками фольги, и прочей
блескучей мишурой, которую притащили бог весть откуда.
На макушке единственного левого рога коровы сияла звезда шерифа, дерзко
похищенная вороньим вожаком, что придавало Мэри окончательное сходство с
рождественской елкой.
* * *
- Рядовой О'Либенс! Три шага из строя. Доложить о результатах
самостоятельных занятий.
- Из пятисот шестидесяти единиц огневой мощи, выпущенных по намеченной
цели, триста одна единица не достигла цели, остальные поразили цель разной
степенью тяжести поражения.
- Это не всё, рядовой О'Либенс. В результативность стрельбы входит также и
подготовка боевых единиц, не так ли? Ефрейтор Ехидингс, почему и как сл



Назад