c3ec9c9d

Жмак Валерий Георгиевич - Соседи



Жмак Валерий Георгиевич
Соседи
Рассказ
Белый опять влетел. И на сей раз так глупо, так на долго! Двенадцать
лет особого режима... Бывал он до этого и на строгаче и в одиночках, но
чтобы заполучить по несуразности замысла и волею случая столько!..
Первые месяцы оказались хуже пытки... Апелляцию отклонили. Просьбы о
пересмотре, похоже, не рассматривали вовсе. Кого интересовали его жалобы,
проблемы!? Оставалась слабая надежда на амнистию. Но не сейчас... Это,
возможно, сработает к концу жутко длинного срока. Годика за два. Не
раньше...
От безысходности, бессилия и ощущения, что заживо похоронен, хотелось
выть и лезть на стену. Столько вычеркнуто из собственного календаря! Но,
чаще, приходила мысль, разбежавшись - врезаться головой в серую, каменную
кладку. Другого способа покончить с собой здесь не придумаешь. Если бы
Белый был уверен в "положительном" исходе отчаянной затеи, что сознание
враз отлетит вместе с жизнью не придется потом лежать-маяться с
переломанной шеей - непременно бы разбежался...
Его одиночка была последней - угловой в длинном коридоре. "Каменный
мешок" два на три. Маленькое оконце под потолком, за решеткой и мелкой
сеткой. Через него и птиц-то не разглядеть. Только небо меняло свои цвета и
оттенки: черное, голубоватое, сине-бирюзовое, светло-серое и снова
черное...
Кровать с замурованными в пол ножками. Прикрученный к стене узкий,
деревянный стол. В углу подобие унитаза и раковина с краном, вода в котором
текла тонкой струйкой три раза в день. В этой утлой келье и предстояло
провести ещё десяток лет.
Но нашлось таки у Белого одно развлечение, напрочь перевернувшее его,
казалось, еле тлевшее бытие. Как-то, возлегая на жесткой постели, закинув
руки за голову, он как всегда вспоминал вожделенную свободу.
Немногочисленных, живущих где-то далеко своими заботами, дорогих ему людей.
Вдруг левое ухо, то что было обращено к стене, уловило тихий, робкий стук.
Он прислушался...
Нет, стучали не в коридоре и не за оконцем. Кто-то подавал о себе
знать из соседней камеры, отрывисто постукивая по общей, разделяющей их
толстой, кирпичной перегородке.
Найдя на полу небольшой камешек, заключенный ответил. Раз... Другой...
Третий... Неизвестный собеседник, услышав, радостно забарабанил...
Спустя несколько месяцев, между обитателями смежных казематов,
установилось нечто подобное дружественному общению. Это спасало от многих
тягостных мыслей - по крайней мере, уже не приходило в голову взять
смертельный разбег.
Один удар означал приветствие или несколько общих вопросов: "Ну, как
дела? Ты один? Нет ли рядом "цепных псов"? Все ли нормально?" Два - служили
ответом на приветствие и готовность "поболтать". Три удара содержали в себе
все остальные слова русского языка. Белый справедливо считал, что каждый из
них вкладывает в тему "разговора" что-то свое. "Ведь теория вероятности не
опровергает совпадений! - размышлял он, улыбаясь и вышагивая по холодному,
бетонному полу, - напротив - доказывает, что это возможно. Значит,
когда-то, задав ему конкретный вопрос, я, услышав заветные три удара -
получу ответ именно на него!" От этой радостной мысли у него захватило дух,
и сердце бешено заколотилось. Достав из укромного уголка нехитрый
инструмент для связи, он снова подошел к стене...
Шли месяцы. Они уже не мыслили своей жизни в застенках без "бесед".
Дни начинались с перестука и им же заканчивались. Пожалуй, это желанное
занятие стало смыслом здешнего, невообразимо долгого пребывания для Белого.
Д



Назад