c3ec9c9d

Жмак Валерий Георгиевич - Хроника Свободного Падения



Жмак Валерий Георгиевич
Хроника свободного падения
Все события и персонажи книги вымышлены. Любое совпадение -
случайность...
Глава I
Черное и темно-серое
Весь последний год, жизнь над Аркадием Лавренцовым откровенно
издевалась. Любимчик капризной судьбы и сам не заметил, как та, долгое
время баловавшая не дюжими авансами, стала воротить нос и бессовестно
ухмыляться. Некогда полученное без особых усилий место среди преуспевающего
среднего класса постепенно сменилось на тоскливую безысходность
маргинальной среды...
Сначала стал давать сбои отлаженный механизм его детища - риэлторской
фирмы. И все, вроде бы, оставалось как прежде - клиенты, интересные,
перспективные объекты, но... Компании, занимающиеся схожей деятельностью,
плодились в офисах Санкт-Петербурга, словно кролики в ижорском подсобном
хозяйстве ресторана "Метрополь". Конкуренция росла день ото дня, и ни
одной, сколько-нибудь приличной сделки, позволявшей подсчитав доход - с
облегчением перевести дух, за прошедшие полгода не состоялось. Тому, что с
натугой и по инерции обстряпывалось в его агентстве, только и напрашивалось
определение - мелкие делишки...
Контора рассыпалась на глазах. Уволился бухгалтер - ушлая женщина,
знающая и умело использующая множество лазеек, частенько до кризисного,
лихого периода выправлявшая неустойчивый баланс предприятия. Разбежались
пронырливые агенты, на которых он рассчитывал и надеялся. Тот, что
остался... Лучше бы он исчез вовсе!
Несколько причин происходящего, Лавренцов, пожалуй, мог перечислить
себе в оправдание. Хотя каждая, скорее, являла отдельную, трагичную
страничку судьбы и самому Аркадию Генриховичу временами становилось
непонятно - что было первостепенным в странной, гиблой цепочке, а что
выплывало из-за горизонта в качестве неизбежного следствия.
Отношения с женой потихоньку, будто исподволь, начали рушиться гораздо
раньше, но, не придавая мелким конфликтам, недомолвкам и обидам значения,
игнорируя собственную интуицию, он только в последний - роковой год
обнаружил ужасающие масштабы семейной катастрофы. Валентина более не
сдерживая эмоций, выплескивала на мужа все то, что появлялось и копилось,
обрастая, как снежный ком, всю их долгую, совместную жизнь. Вместо того
чтобы успокоить, поддержать в трудную минуту, направить его устремления в
нужное русло по спасению "тонущего" дела, близкий человек, как справедливо
полагал глава семейства, создавал в доме совершенно нетерпимую, нервозную
обстановку. Вскоре добавилось отчуждение взрослеющей дочери - учеба в
дорогостоящем лицее вдруг разом опостылела, завелись ухажеры-переростки,
звонившие и навещавшие юную девушку едва ли не ночью, появилась скрытность
и чванливая надменность в общении с родителями. Но ко всему прочему три
месяца назад позвонила мачеха и сквозь слезы известила о скоропостижной
смерти старшего Лавренцова, Генриха...
"Что же за времена такие настали!? - уныло рассуждал Аркадий, лежа на
диване в пустой однокомнатной квартире, - все рухнуло, исчезло,
испарилось... Не осталось ни семьи, ни работы, ни родителей... Даже сотовый
телефон молчит уже второй месяц - никому до меня нет дела! Господи, хорошо,
что хоть пенсия есть и эта вот убогая лачужка..."
Перед разъездом с женой он разменял их замечательную, огромную
квартиру, на трех и однокомнатную. Почти новую БМВ, купленную незадолго до
кризиса, забрала Валентина, ему же остался старенький, потрепанный Опель,
долгое время простоявший на приколе в отцовском гараже.
Запасы де



Назад