c3ec9c9d

Житков Борис Степанович - 'мираж'



Борис Степанович Житков
"Мираж"
Прежде я напишу о "Мираже". У меня сейчас воспоминанья о нем, как о
таинственном чуде. Он пришел в ночь перед гонкой, стал поодаль от других на
якоре. Он стоял и не глядел. Все яхты глядели, подмигивали блеском меди,
болтали на ветре полуспущенными парусами, другие грозили бушпритом -
казалось, высунулся он вперед не в меру. На всех хлопотали около снастей,
перекрикивались. "Мираж" стоял, строго вытянувшись обтянутым обводом борта,
с тонкими, как струны, снастями; казалось будто он подавался вперед, будто,
стоя на якоре, шел.
Ничто не блестело. Ни одного человека на палубе. Это никого, как видно,
не удивляло; казалось, такой пойдет без людей. Я не мог отвести глаз: он был
без парусов, но он стоя шел. Я все смотрел на эти текучие обводы корпуса -
плавные и стремительные. Только жаркой, упорной любовью можно было создать
такое существо: оно стояло на воде, как в воздухе.
- Видал ли? - Мой хозяин подтолкнул меня локтем и кивнул на "Мираж".
Я должен был вести его яхту. Дело шло не только о чести:
полуторатысячный приз. Один только: первый.
- Что думаете? - шепотком спросил хозяин и метко в меня прищурился
сбоку. Потом вытащил свой золотой хронометр. - Там поговорим, - и застучал
английскими ботинками по каменному трапу к шлюпке. Подстелив под белые брюки
платочек, сел в корму.
Даже сажень отойдешь от берега, и вас охватывает вода. Вы чувствуете
ласковую мягкость под ногами, там, под дном шлюпки, плотный запах морской
воды, яркие зайчики на зыби - глянуть и отвернуться. Мне стало весело от
воды с солнцем, я уж не думал о призе, о конкурентах, мне просто хотелось
выйти поскорей в море, в веселый ветер, в живую зыбь и вот поглядеть бы, как
этот "Мираж" будет делать свое дело.
На яхте боцман пришивал к парусу наш гоночный номер: белый квадрат с
цифрой 11. Мне не о чем было хлопотать: команда "надраена". Все маневры она
производила без запинки ночью. Снасти первейшего качества. Гоночные паруса
пойдут в работу нынче всего третий раз. Я смотрел на "Мираж" и случайно
увидел, что наша шлюпка подошла к одной яхте. Мой белый хозяин что-то
говорил через борт и отвалил дальше. Что за визиты? До гонки оставался час.
Ровно в десять - пушка и старт. Старт "хронометрический". Это значило, что
каждому отметят время, когда он вышел и когда пришел. Выходить можно в любой
момент в течение десяти минут. Затем дается второй выстрел из пушки, и после
"старт закрыт". То есть, если ты прошел старт после второго выстрела, то не
считаешься участником гонки. На старт уже вышел буксирный пароход. Там
судейская комиссия, дамы с зонтиками и оркестр музыки. Этой музыки не любили
- она принижала: балаган или карусели?..
Я сказал ставить грот, и парус стал медленно подыматься. Смятую пока
парусину бойко принялся трепать ветер. Мне надо было теперь смотреть, чтоб
парус стал в меру туго. Я стоял, задрав голову. Мачта чуть забила в небо, и
белый, как сливки, парус вырастал и оживал. Я хотел забежать и глянуть с
носа на все это дело, как тут за мной прислал хозяин - просят в каюту.
В кают-компании сидело трое: двое наших и один иногородний. Хозяева
яхт. Они были тоже в белых костюмах.
Мой хозяин брезгливо и зло насупился на меня.
- Мы останемся с носом. - У него вздернулся ус. Он сделал пальцами нос.
- И они тоже. - И он направил нос поочередно на каждого. - Я предлагаю -
"коробку". Бросьте, это вполне законно. Первый старт проходит "Мэри", - он
ткнул на иногороднего. - "Миражу" выскочить первому



Назад