c3ec9c9d

Жванецкий Михаил - Рассказы



МИХАИЛ ЖВАНЕЦКИЙ
РАССКАЗЫ
Послушайте.
Восемь часов тридцать минут. Давайте поговорим. Вы хотите смеяться.
Вас раздражают всякие затягивания и рассуждения. Я хочу поговорить. Мы
редко собираемся такой компанией - должны поговорить о многом. О том, что
скоро весна. О том, какими красивыми могут быть наши женщины, если захотят
и пройдутся по лицу разными пальчиками и карандашиками. Поговорить о
родителях наших детей. Счастливы ли они, родители нащих детей, дети наших
родителей, братья наших сестер?
Я хочу поговорить о нашей земле, о тех, кто помнит войну. Я помню
плохо. Мне семь лет. Эшелон. Бомбежка. Мы с мамой бежим в поле и
укрываемся лопухами. Эвакуация. Жмых во рту... Так, может быть, этого
больше не будет. Может быть, это было в последний раз. Может быть, танки
будем видеть только на парадах. Остальное есть. Остальное будет. Надо
только жить медленно и долго. Надо только не обижать друг друга.
Я живу в ленинграде. Погода плохая, да люди хорошие. Стоит женщина
целый день за прилавком или за лотком на морозе, и нас много, а кто-то
заупрямился, а у кого-то дома больной, а кому-то просто трудно, потому что
у него прострелен бок. Попробуем не обижать друг друга. Уходит в поход
атомный ледокол "арктика", строят в тайге дороги, тянут газ в пустыне под
чарджоу. Хорошо делают, когда делают, остается нам не обижать друг друга.
Конечно я хочу многого. Я хочу, чтобы вам не подписывали увольнение,
чтобы расстроился местком, узнав, что вы уходите. Чтобы не захотел
горисполком вашего переезда в другой город. Чтобы из-за вашей болезни
бегала озабоченно не только жена. Этот город состоит из нас, давайте же
что-нибудь хорошее делать друг для друга.
Я многого хочу. Я хочу во всех трамваях таких же лиц, как в этом
зале. Я хочу всех встречных вежливых и трезвых, а локоть соседа
чувствовать только в беде. Сколько новых домов - целый город. "Дадим тепло
в новые дома", - говорят строители. Вышел в хорошем настроении, погладил
мальчишку, сказал соседке, как она сегодня хороша, пошутил о чем-нибудь с
бабками на скамейке - вот и дал тепло в новый дом.
А в ленинграде воздух стал прозрачный. А в ленинграде голубое небо и
комиссия проверяет тротуары. В ленинграде глаза стали чистыми и кожа
нежной на ощупь. В ленинграде плюс пять. Будем считать, что это тепло. В
ленинграде весна.
Посидим.
Пойдите перед вечером в городской сад. Там возле веранды есть
скамейка. На скамейке вы увидите человека в черном пальто. Это я. Я там
сижу до восьми. Потом меня можно видеть на углу возле кафе и идущим к
бульвару.
Хорошо со мной говорить между шестью и семью вечера. Лучше всего о
видах на урожай, о литературе, о знакомых. О женщинах со мной можно
говорить всегда. Причем, если этот человек, то есть я, будет оглядываться
на проходящих красавиц, не обижайтесь и не перебивайте. Это лишнее
подтверждение моего интереса к этой проблеме.
А вот о ремонте со мной лучше говорить с утра, после завтрака, когда
я в благодушии и слегка исказившиеся черты не испортят общего приятного
выражения.
Лучше всего со мной толковать о вкусной и здоровой пище, о поведении
в быту, о пребывании на солнце. Хорошо откликаюсь на разговор о моральных
устоях, о супружеской верности, о длительности верности и недлительности
неверности.
Не касайтесь быта, обслуживания: Это меня раздражает, я начинаю
болеть. Не касайтесь общественного питания в некоторых аспектах: Я
возбуждаюсь, нервничаю, сбивчиво говорю, со мной становится неприятно.
Если вы заденете, даже



Назад