c3ec9c9d

Жвалевский Андрей - Самое Время 1



АНДРЕЙ ВАЛЕНТИНОВИЧ ЖВАЛЕВСКИЙ
МАСТЕР СГЛАЗА
Аннотация
В романе «Мастер сглаза» представлен редкий для русской литературы жанр — brainfiction. Да и в мировой литературе он встречается редко: можно упомянуть разве что «Мертвую зону» и «Воспламеняющую взглядом» Стивена Кинга.

Главный герой — обычный человек, однако его желания могут буквально перевернуть мир. Он может защитить или уничтожить, остановить зло или принести смерть. Не может мастер сглаза только одного — управлять своими желаниями. Как и любой из нас.

Автор «Мастера сглаза» предлагает искать чудеса не в достижениях науки и техники, не в пришельцах или Иных, не в волшебных палочках или эльфийских клинках, а в простых людях, которые нас окружают. В себе, наконец.
В романе «Мастер сглаза» представлен редкий для русской литературы жанр — brainfiction. Да и в мировой литературе он встречается редко: можно упомянуть разве что «Мертвую зону» и «Воспламеняющую взглядом» Стивена Кинга.

Главный герой — обычный человек, однако его желания могут буквально перевернуть мир. Он может защитить или уничтожить, остановить зло или принести смерть. Не может мастер сглаза только одного — управлять своими желаниями. Как и любой из нас.

Автор «Мастера сглаза» предлагает искать чудеса не в достижениях науки и техники, не в пришельцах или Иных, не в волшебных палочках или эльфийских клинках, а в простых людях, которые нас окружают. В себе, наконец..
Автор благодарит всех, кто помог ему завершить книгу.
Особые благодарности:
— Наталье и Дмитрию Кулагиным, Юрию Грановскому, Елене Чилингир;
— и, конечно, Игорю Мытько, который так и не убедил автора все переделать правильно.
Часть 1. НЕ ДУМАТЬ О ЗЕЛЕНОЙ ОБЕЗЬЯНЕ
Есть моменты, когда все удается. Не ужасайтесь — это пройдет.
Ж. Ренар
1
Мы стояли под нелепым бетонным козырьком на автобусной остановке. Был Крым и Гурзуф. И проливной дождь.

Из нас четверых только Вадик не хотел идти домой под этим неуместным ливнем. Он в сотый раз повторял:
— Как только мы дойдем до крыши, дождь прекратится.
— Правильно! — в сотый раз соглашалась Женька. — Поэтому чем раньше мы дойдем до крыши, тем быстрее кончится дождь.
В конце концов мне это надоело. Я снял мокрую майку и ступил на асфальтовое дно горного ручья, который еще полчаса назад был дорогой.

Девчонки какойто миг собирались последовать моему примеру, но природная стыдливость возобладала, и они выскочили под бесплатный теплый душ в одежде. Вадик подчинился воле большинства. По его лицу ясно читалось все, что он думает о большинстве и воле.
Мы даже не стали обсуждать тему «сухих субтропиков», чрезвычайно актуальную в нынешнем августе. Из недели нашего пребывания в Крыму это был четвертый дождливый день.

Между прочим, когда меня склоняли к южному варианту отдыха, больше всего напирали именно на жару и сухость климата. В наших краях сырость сменяется слякотью — вот и все чередование пор года.

Последние два месяца я только и делал, что предавался мечтаниям о теплом сухом месте, где не будет комаров и компьютеров. И оказался в этом аквапарке.
У меня ведь всегда так: если чего очень сильно хочу — никогда не сбудется.
Чем ярче и красочнее я себе чтонибудь представляю, тем меньше шансов увидеть это все в действительности. «Законы Мерфи» вызывают у меня не столько смех, сколько понимание. Я уже привык, что лучший способ приманить автобус — сделать несколько шагов прочь от остановки.
Так вот, дождь мы обсуждать не стали (как явление ежедневное), и както сам собой завязался разговор о завтрашней экскурс



Назад