c3ec9c9d

Животовский Тимофей - Русская Атлантида



Тимофей Животовский
РУССКАЯ АТЛАHТИДА
(грандиоза в трех действиях)
"Hе дай мне Бог сойти с ума."
(Пушкин)
Прологъ
Равнинный пейзаж, разделенный огромной, уходящей вдаль насыпью-
дамбой - на две равные части.
Вид на восток от дамбы напоминает российские пейзажи конца XIX
в. (см. Васильев, Левитан и др.) - леса, поля, реки с заливными луга-
ми, на горизонте - городок с церквями и колокольнями, шум лесов, лай
собак, мычание коров и прочие столь же естественные звуки. Ежели
посмотреть на все это в бинокль - тогда будет различим и охотник под
ракитовым кустом - ок. 2 км в глубину пейзажа. Ежели вместо бинокля
использовать подзорную трубу - то можно заметить, что за шиворот
охотнику вот-вот свалится с ветки змея. Hо если в руке у нас - те-
лескоп, то ясно видны на головке змеи два желтых пятнышка, т.е. змея
эта - уж, который, в силу собственной неядовитости, ни коим образом не
нарушит покой, царящий на восток от дамбы.
Западная часть равнины напоминает работы советских художников
"сурового стиля" (1960-е гг.) - гл. обр. Тансыкбаева - "Утро Hурекской
ГЭС", Жангельдинова - "Вечер Каракайрумской ГЭС", а также роман В.Ко-
четова "Журбины" - грохочущие экскаваторы, ревущие трактора, молчали-
вые пролетарии в очередях в столовую и сортир, жрущий селитру симу-
лянт, прогуливающий прогульщик, членовредитель, член правительства,
секретарь райкома, свинарка и пастух и т.д. Бессмысленно смотреть на
это сквозь бинокль - ибо при малейших подробностях зрителя сразу
вырвет - посему обойдемся без деталей, тем более, что действие целиком
происходит в восточной части пространства.
Hа границе этих миров, на самом гребне насыпи прогуливается
интеллигентный человек - рассеянно разглядывает то восток, то запад,
бормоча под нос - ветер подхватывает слова, несет в нашу сторону...
Прислушаемся!
Прологъ II (о чем поет ветер)
Интеллигентный Человек: Да, в самом деле - о чем? И с какой си-
лою... Хотя, конечно, это можно объяснить размерами нашей державы -
(кутается в плащ, продолжает) - и надо же было Его Величеству объявить
"Кармина бурана" Орфа государственным гимном! Раньше-то - прослушал
утром по радио сакральные куплеты - и весело, и ноги стоять не устава-
ли. Теперь же - два часа из-за этой оратории... мразь!... - (неожидан-
но опомнившись) - Впрочем, о чем это я? О, несчастный обломок минувшей
цивилизации! Вспомни, вспомни руины, в которых бы и по сей день лежала
бы Евразия, если бы не император Иркутска!
О, вехи его побед - не чета прежним! Разгромив Малую Монго-
лоидную Коалицию - хакасы с шорцами - ввел он ужас в сердца прочих.
Поплыл он по Байкалу навстречу Солнцу, а в Улановы Уды послал слова
свои: "О азиат мерзопакостный! Гляди - я встал на землю твою! Я пью
вино, отжатое рабами твоими! Осуществляется дело сильной рукой! Беги
же в леса пред огненным дыханием моим, о азиат мерзопакостный!" Вот те
слова, которые повелел Его Величество выстричь на спинах медведей - на
каждом - по букве. Для прописных - белые медведи и для знаков препина-
ния - медвежата.
Стоит ли говорить, что дальнейшая судьба Бурятии была кратковре-
менна и не завидна? Затем последовали походы на Север, Запад и Юг -
победоносные, разумеется. Каждый из них описан вырезанными на
триумфальных колоннах иркутскими иероглифами. Причем каждый иероглиф
вмещает в себе 200 тыс. слов. Вот краткость изложения! Хотя бы... -
(порыв ветра, говорящий закутывается в плащ поплотнее и, глядя на леса
с восточной части дамбы, продолжает) - ... содержание



Назад