c3ec9c9d

Житинский Александр - Старичок С Большой Пушкарской



Александр Житинский
Старичок с Большой Пушкарской
Посвящаю моей младшей любимой дочери Саше
* ПРОЛОГ
* Глава 1 БОМЖИ
* Глава 2 СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ
* Глава 3 ДОЛОЙ КОРРОЗИЮ!
* Глава 4 СКРЫТНЫЕ ЖИТЕЛИ
* Глава 5 НА АНТРЕСОЛЯХ
* Глава 6 ОБЫСК С ПРИВИДЕНИЕМ
* Глава 7 ПАПИНЫ ПИСЬМА
* Глава 8 МАМА ПРИЕХАЛА
* Глава 9 ЯВКА С ПОВИННОЙ
* ГЛАВА 10 -РЕ-ЛЬ
* Глава 11 ПРОВОДЫ ПРИВИДЕНИЯ
* Глава 12 ОСВОБОЖДЕНИЕ
* Глава 13 ПОГОНЯ
* Глава 14 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ПРОДОЛЖАЕТСЯ
* ЭПИЛОГ
ПРОЛОГ
Запомни! - сказал Билинда. - Твоя мысль - это единственное, что оста-
нется от тебя в межзвездном пространстве. Не теряй мысли, Альшоль! Не
отвлекайся на пустяки, иначе твое движение замедлится. Не возвращайся
мыслями к прошлому, иначе полетишь назад. Думай о будущем, и тогда ты
достигнешь Земли в кратчайший срок... И все же я не понимаю, зачем ты
возвращаешься на Землю, - вздохнул Билинда. - Ты ведь знаешь, что ждет
тебя там?
- Знаю, - сказал Альшоль. - Но не это кажется мне самым страшным.
- А что кажется тебе самым страшным? - удивился Билинда.
- Одиночество.
- Обидно это слышать от друга, - печально сказал Билинда. - Неужели
тебе было одиноко здесь, на Фассии?
- Не сердись, Билинда. Но ведь я - человек, а ты - дождь. Я буду
всегда вспоминать и тебя, и Уэлби, и Далибаса. Вы - мои вечные друзья. И
все же я хочу к людям, потому что я - человек.
- Ты был человеком, - возразил Билинда. - Это было очень давно. Те-
перь ты - питомец Фассии, нашей вечной матери, даровавшей всем нам бесс-
мертие. Зачем ты отказываешься от вечности?
- По правде сказать, мне немного надоела вечность, - сказал Альшоль,
подставляя своему другу ладони. - Люди не созданы для вечности, она им в
тягость.
- Однако ты терпел целых семьсот пятьдесят лет, - заметил дождь.
- Я привыкал к вечности, я старался ее понять. Лет сто я даже любил
вечность, - вздохнул Альшоль. - И все же она оказалась не для меня.
- Жаль... - прошелестел Билинда. - С кем я буду теперь разговаривать
по утрам? Я стучал тебе в окно первыми каплями и всегда уважал за то,
что ты не раскрывал зонтик, выходя на крыльцо. По-моему, у тебя даже нет
зонтика?
- Само собой. Некрасиво раскрывать зонтик, когда беседуешь с дождем.
Ты был всегда таким теплым, Билинда...
- Вот-вот, - проворчал дождь, стекая по белоснежной бороде Альшоля. -
А на Земле ты познакомишься с другими дождями, станешь с ними петь пе-
сенки и пробовать на язык их капли.
- Во-первых, дожди на Земле не умеют петь. Разве что без слов, -
улыбнулся Альшоль. - А во-вторых, там сейчас неважно с экологией, поэто-
му пробовать там капли дождя - опасно. Они могут быть ядовиты.
- Ядовиты?! - ужаснулся Билинда. - И ты летишь туда?! Скажи, а ты
сможешь вернуться сюда, если захочешь?
- Нет, - покачал головой Альшоль. - Мысль способна приводить тела в
движение только здесь, на Фассии. На Земле мысль не может сдвинуть с
места даже песчинку.
- Зачем же они там вообще думают, если мысль ничего не может? - уди-
вился Билинда.
- Мысль и там многое может. Но для того, чтобы она осуществилась,
нужно постараться. На Земле это называется трудом. А без труда, говорят
на Земле, не вытащишь и рыбку из пруда...
- А на Фассии рыбку можно поймать запросто! - засмеялся Билинда, ко-
лотя своего друга каплями по плечам. - Только подумал - и она уже в ру-
ках!
- Это у кого есть руки... - заметил Альшоль.
- На что ты намекаешь? - обиделся Билинда.
- Подумаешь - руки! Может, мне и глаза завести, и бороду, как у тебя?
Я - дождь, и горжусь этим!



Назад