c3ec9c9d

Житинский Александр - Снюсь



АЛЕКСАНДР ЖИТИНСКИЙ
СНЮСЬ
Я снюсь. Теперь это стало моим основным занятием. Дело дошло до того, что меня так и называют – Снюсь.

Я – Снюсь.
Знакомые девушки обращаются ко мне более ласково – Снюсик. Есть в этом чтото пошленькое, сюсюкающее. Какой я им Снюсик?

Мне тридцать семь лет.
– Снюсик, сыграйте мне чтонибудь на скрипке в ночь на понедельник!
И я играю.
Началось это несколько лет назад. Мой приятель Эдик М. однажды сказал, что я ему приснился. Я воспринял это известие без особого энтузиазма. Хотелось бы присниться комунибудь другому, а не Эдику.

Не знаю, о чем с ним разговаривать, – даже во сне.
Однако он сообщил, что мы с ним ездили на автомобиле, причем вел я. Мы приехали на какуюто площадку. Там я стал носиться на машине взад и вперед, а потом мы рвали и выбрасывали с балкона туалетную бумагу.

Эдик сказал, что, уходя, я занял у него три рубля, чтобы купить новую порцию бумаги. Все это меня не обрадовало. Засыпая в тот день, я подумал, что неплохо было бы отдать Эдику три рубля.

Не люблю быть должником – ни на яву, ни во сне.
Утром ко мне позвонил все тот же Эдик и закричал, что я снова ему приснился. Мы скакали на зебрах, а потом я отдал ему три рубля, заимствованные в прошлом сне. Я, мол, так и сказал: помнишь, вчера брал? Эдик излагал это все, захлебываясь.

Взволнован до предела.
– Ну и чего ты хочешь? – спросил я.
– Ты что – не понимаешь?! Это же редчайший случай!
– Ничего подобного, – сказал я. – Я всегда возвращаю долги.
– Идиот! – завопил он.
– Истрать эту трешку с толком, – посоветовал я.
Он повесил трубку.
Случилось так, что как раз в тот день у меня не было ни копейки. И я даже пожалел, что отдал этому типу три рубля, которые бы мне пригодились.
На следующее утро он позвонил снова.
– Слушай, кончай свои фокусы! – хрипло заорал он. – Ты снова ко мне явился. Тебе не надоело?
– Вообще надоело, – сказал я. – А что я делал?
– Выдувал мыльные пузыри величиною с автобус. В форме куба выдувал, сволочь! А потом сказал, что хочешь есть.

У тебя не было денег.
– Это правда, – сказал я. – А что же сделал ты?
– Накормил тебя, мерзавца. На трешку…
– Спасибо, – сказал я. – Обед мне понравился.
– Мы ужинали… – добрея, сказал он. – Слушай, не надо больше, ейей! А то я буду просыпаться.
«Ну его к Богу! – подумал я. – Зачем он мне нужен? Если уж проводить с кемнибудь время во сне, то только не с ним». Но, с другой стороны, мне понравилась идея – шляться по ночам в мозгах окружающих, и, засыпая, я уже сознательно наметил очередную жертву.

Я решил присниться начальнику нашей лаборатории и сказать ему, чтобы он сменил шляпу. У него исключительно дурацкая шляпа. Я подготовил убедительную речь, в которой сравнивал шляпу с денежным мешком Уоллстрита и говорил, что профсоюз не простит ему ношение такой шляпы.

Для сна это было логично.
Весь следующий день на службе начальник посматривал на меня недружелюбно. Пришел он в кепке. А еще через день он явился в новой шляпе типа «котелок».

Тоже глупая шляпа, но все же лучше прежней.
– Как вам моя шляпа? – спросил он наших дам, а сам искоса поглядывал на меня.
Я промолчал, но ночью уже совершенно нагло приснился ему снова и похвалил шляпу.
Всю неделю начальник напевал под нос песни и чутьчуть приближал к себе. Он намекнул, что в следующем квартале я могу рассчитывать на повышение.
Я понял, что обладаю неким даром. Откуда он взялся, я не размышлял. Как всегда бывает при обнаружении дара, я немного растерялся.

Что с ним делать? Но растерянность быстро сменилась упоением,



Назад