c3ec9c9d

Житинский Александр - Я И Мой Телевизор



А.Н. Житинский
Я И МОЙ ТЕЛЕВИЗОР
На улице грязно, идет дождь. Крупные капли шлепаются на подоконник.
Лица прохожих надежно скрыты пестрыми зонтами.
Ты смотришь в окно и говоришь мне, что чудес не бывает. Но это не
так, и я не могу не возразить тебе.
- Ты не прав, - говорю я. - На Земле постоянно происходит много
такого, что заметно разнообразит жизнь ее обитателей.
Ты только вспомни, у нас на планете все время что-то происходит: то
динозавры исчезают целыми коллективами, то Атлантида без предупреждения
переходит на подводный образ жизни, а то где-то в Лох-Нессе выныривает
невесть откуда взявшийся плезиозавр. А тайна Бермудского треугольника? А
извержение Везувия? А самовозгорающиеся брюки и летающие тапочки? Этот ряд
можно продолжать, и нет никакой гарантии, что он будет более или менее
полным и, главное, точным. С абсолютной точностью можно сказать лишь то,
что где-то там, в этом ряду, на весьма скромном месте буду стоять я со
своим телевизором.
Ты удивлен? Ну что ж, тогда слушай.
Купил я его на базаре у спившегося инопланетянина - наблюдателя с
другой планеты. Первоначально это была телепортационная установка, с ее
помощью инопланетянин поддерживал связь со своими: информацию передавал,
гостинцы получал, распоряжения всякие... А потом, уже спившись, он наскоро
переделал ее в телевизор и продал мне.
Все это я постиг гораздо позже, а тогда знал лишь одно: телевизор
стоит так дешево, что неудобно спрашивать, хорошо ли он работает. Но
действовал он отлично и давал много очков вперед всем "Горизонтам" и
"Славутичам", вместе взятым.
Правда, только первые три дня. На четвертый ему наскучила
прозаическая жизнь обычного телевизора, и он, по старой памяти, занялся
телепортацией.
Первым он телепортировал Вахтанга Кикабидзе. Как он это сделал, я не
знаю, но вынул его прямо из кинофильма. Кикабидзе осмотрелся, поправил
галстук и выругался, сначала по-русски, потом по-грузински. Догадавшись,
что попал в чужую квартиру, но не поняв как, он быстро взял себя в руки,
вежливо извинился и вышел. Больше я его не видел.
С того дня телепортация стала своего рода хобби моего телевизора.
Весь день он добросовестно показывал все программы, но иногда вдруг
выдавал живого актера, диктора или кого-нибудь еще. Эти выходки создавали
мне массу неудобств. С людьми еще ничего - они только ругались и требовали
денег на обратную дорогу. Гораздо хуже обстояло дело с животными, а к ним
мой телевизор питал особую любовь. Из первой же передачи "Ребятам о
зверятах" он телепортировал выводок африканских рогатых жаб и небольшого
крокодила. Ну с этим я кое-как справился - жаб юннатам отдал, в живой
уголок, крокодила соседу-биологу пристроил, он даже рад был, все
спрашивал, где взял. Но ума не приложу, что мне делать со стаей павианов
из учебной передачи "Зоология, 7-й класс", чепрачным тапиром из "В мире
животных" и рыжим быком-производителем из передачи местного телевидения
"Животноводство - ударный фронт".
С кем мне повезло, так это с собакой Баскервилей: она как снег на
голову из одноименного кинофильма выпрыгнула. Ее хозяин - не Степлтон,
конечно, а настоящий хозяин, чью собаку в кино снимали, - объявление в
газету подал, и я, конечно, сразу написал ему, успокоил. Скоро он приедет
ее забирать, а пока она со всеми остальными зверями проживает в ванной
комнате.
А недавно в "Очевидном-невероятном" летающую тарелку показывали.
Поганая такая съемка, но мой телевизор, как только ее увидел, весь
встрепенулся - своих почуял! И



Назад