c3ec9c9d

Жиров Александр Тихонович - Кондратьев 1



АЛЕКСАНДР ЖИРОВ
АМУЛЕТ СМЕРТИ
КОНДРАТЬЕВ – 1
Аннотация
Если ты командир роты спецназа, значит, знаешь свое нелегкое дело и умеешь многое. Но разве мог предположить капитан Кондратьев, руководящий опасной операцией в далекой Дагомее, чем обернется для него краткий головокружительный роман с чернокожей красавицей, дочерью вождя одного из местных племен?
Джунгли Африки и белые ночи Петербурга, зной саванны и рассветный холод на русской речушке… Но кровная месть не знает границ, а жестокость не связана с климатом…
1
Дорога словно начиналась ниоткуда и уходила в никуда. Потные лица десантников блестели на солнце, а десантные ботинки глубоко проваливались в раскаленный песок. Далеко впереди белая дорога сливалась с белым небом.
Слева и справа подступали невысокие конические холмы, обсаженные редкими пальмами. Холмы и пальмы, холмы и пальмы. Пальмы и холмы. Дома такие холмы называют сопками, а здесь язык не поворачивается.

Ну какая может быть сопка в восьмистах километрах от экватора?
— Черт бы побрал эту Западную Африку! — пробормотал сержант и стянул кепи с мокрого стриженого затылка.
— Что, Сань, солнечного удара захотел? — услышал сержант из задней шеренги.
— Ты не умничай, — буркнул сержант. — Ты сперва с мое послужи в тропиках…
— Чего?! — не расслышали сзади.
Хмуро меся ботинками песок, сержант не оборачивался. Вытер мокрое лицо с налипшим песком и сунул кепи под погон.
Крикнул, чтобы сзади расслышали:
— Пока потеешь, теплового удара не бойся. Вот когда пота нет, тогда копец.
Обезвоживание наступило. Жди солнечного удара!
Ктото из солдат захохотал:
— Тут главное заметить, когда потеть перестанешь. Как заметил, сразу падай!
Сержант провел рукой по затылку. Сухо. Он водрузил кепи на место и поправил автомат.

В песке тоже не было ни капли влаги. Ноги в нем разъезжались, как гденибудь под Смоленском. Осенью. В глине.
— Черт бы побрал эту Дагомею, — вновь совсем не посержантски сказал сержант. — Черт бы побрал эту глухомань.
Было бы еще дело как дело, а то премся черт знает куда ради какихто негритосов.
Будто их в ПортоНово мало.
В спину крикнули:
— Не переживай, Сань! Скоро деревня.
Попьем, отдохнем. Ты учти, там не только негритосы. Там есть коекто поважнее: негритоски!
— Засунь себе в задницу этих черномазых, — огрызнулся сержант. — Тоже мне деревню нашел. Сейчас бы ко мне на Смоленщину, на озеро Сапшо. Село Пржевальское там, не слыхал?
— Как не слыхать. Пржевальское? Кто его не знает! Раньше Слободой называлось, верно?

Ты уже полтора года про свою деревню нам заливаешь.
Перекрывая шуршание песка под десятками ног, сержант крикнул:
— Потому что в гробу я эту Дагомею со всей Африкой видал! Сейчас бы в наше озеро на часок залечь… И — в баньку. Чертов песок из тела выгнать.

А после — в тенек, под яблоньку. С пивком.
— Пивка для рывка, — загоготали впереди.
— В баньку с пивком. А потом что, Маньку с блинком? — прогремел вдруг совсем рядом знакомый до боли голос, и лица солдат закаменели. — Я не пойму, у когото шишка задымилась? Так сейчас мы ее охладим.
«Вот черт ротный, — чертыхнулся сержант, но на этот раз про себя. — Никто не заметил, как подкрался. Все слышал небось…»
— Товарищ капитан…
Командир роты Кондратьев не терпел, когда его перебивали. Он на ходу медленно развернулся, собираясь выплеснуть весь гнев на того, кто рискнул открыть рот во время разноса. Опомнился, узнав прапорщика Иванова.

Тот шел в голове колонны и теперь подотстал, дожидаясь Кондратьева.
Они зашагали рядом.
— Слышь, Василий, п



Назад