c3ec9c9d

Жиров Александр Тихонович - Черный Амулет



det_action Александр Жиров Черный амулет Жажда мести — плохой советчик. Ослепленный ею не знает жалости. У отставного полковника Кондратьева один за другим погибают все члены семьи.

На найденных телах отрезаны уши. Не утративший навыков спецназовца Кондратьев предпринимает собственное расследование…
ru ru Black Jack FB Tools 2005-09-14 OCR Pirat 1D810955-2577-41F2-979E-8A19CEF49EB2 1.0
Жиров А.Т. Черный амулет: Роман ЭКСМО-Пресс М. 1998 Александр ЖИРОВ
ЧЕРНЫЙ АМУЛЕТ
1
Полковник в отставке Василий Кондратьев сидел на угловом диванчике и курил. На плите доваривался борщ по-украински. Приятный запах смешивался с табачным дымом и расползался по квартире.

Через открытую дверь кухни Кондратьев видел в кресле жену с вязаньем в руках.
«Весь шкаф завален этим дурацким вязаньем. Понятно, если бы на продажу вязала. А то вяжет и распускает, вяжет и распускает». Высказывать эти соображения вслух Кондратьев не стал.

В таком возрасте научиться вязать на продажу, видимо, уже невозможно.
Зато возможно научиться прятать отрицательные эмоции, которые к старости одолевали все чаще и чаще. Врачи утверждали, что это невроз. Но что такое невроз, спрашивается?

Если пользоваться научными трактовками — черт зубы переломает.
Зато недавно увидал на столе у сына книжку. Название дурацкое: «Звуки МУ».
А внутри — мудрые мысли обо всем на свете. Про невроз сказано, что это всего лишь чувствительное отношение к миру. Может, так оно и есть?
Тяга двадцатилетнего Борьки к подобным книгам полковнику очень нравилась. Жаль, правда, что воспитанием сына никто и никогда толком не занимался.
Кондратьев служил в частях специального назначения и до выхода в отставку большую часть времени проводил в загранкомандировках или на спецкурсах между ними.
Спасибо жене Лене: семью сохранила, вытерпела, не позарилась на легкую жизнь.
А дочь какая выросла? Катюша… Красавица, умница. Двадцать три года, дипломированный врач, впору и мужика толкового завести.
Не пара, конечно, ей этот черный студент — Кофи Догме из Бенина. Говорит, после смерти деда стал вождем своего племени. Так и вьется молодой вождь вокруг дочери, так и бьет копытом… Между прочим, именно Борька, паразит, своего черного дружка с сестрой познакомил.
Стань этот Кофи хоть вторым генеральным секретарем ООН, нянчить черных внуков Кондратьев не хотел. Нет, он не считал себя расистом, тем более что мулат Кофи был способным студентом.
По большому счету отставной полковник ему даже симпатизировал, но иметь черных внуков — нет уж, увольте!
И за сыном Василий Константинович в последнее время стал замечать странные вещи. Нигде парень не подрабатывал, а все институтские каникулы то из ресторана возвращался подшофе, то на каких-то вечеринках пропадал.
Откуда, спрашивается, деньги на развлечения? И ведь ни копейки у отца с матерью не попросил! Более того, почти ежедневно сын разъезжал по Питеру на семейном «жигуленке», причем всегда оставлял после себя полный бак бензина… Ох, не ввязался бы в дурную компанию! Потом никаких денег не хватит, чтобы выпутаться…
Тяжелые предчувствия переполняли грудь, но оснований для беспокойства сейчас было как раз меньше обычного: на пороге нового семестра сын со своим черным другом отправились на пару деньков в родную деревню Василия Константиновича — в Васнецовку, что на берегу Вялье-озера, в ста километрах от Петербурга. Уж там-то дед Константин побузить не даст. Баня, грибы, рыбалка, — может, отец даже на охоту парней возьмет… Наберет этот Кофи впечатлений на год вперед.
Полковник докурил сигарету и зам



Назад