c3ec9c9d

Жилин Виктор - Беглец



Виктор Жилин
БЕГЛЕЦ
Шевцов посадил флаер на поляне среди старых могучих сосен. Остро пахло
нагретой хвоей, в темных игольчатых кронах шелестел слабый ветерок. Голубело
небо - теплое, летнее.
Вместо ограды - низкорослый кустарник. Символическая калитка с надписью:
"САНАТОРИЙ "СОСНОВАЯ РОЩА". Чуть ниже: "Посетителей просят извещать о визите
заранее". Шевцов пожал плечами, вошел - о нем известили. Песчаная дорожка,
рябая от солнца, вела в глубь бора. Почти сразу из-за деревьев выскочил
сухопарый загорелый блондин в белом халате.
- Шевцов, Анатолий Борисович? - Он с ходу протянул руку. - Ждем! А я
Калинкин, Геннадий Константинович! Пойдемте скорей.
Зашагали рядом.
- Богатая у вас территория, - Шевцов обвел вокруг рукой.
- Да, да - простор! Вам у нас понравится.
Шевцов скосил глаза: шутка?.. Калинкин с озабоченным видом смотрел под
ноги.
- Не собираюсь у вас задерживаться, - усмехнулся Шевцов.
Калинкин поднял голову, сообразил:
- Ах да, конечно! - Рассеянно пригладил волосы. - Понимаете, я - лечащий
врач Соколовского...
- А-а... - протянул Шевцов. - Ясно.
Это было не совсем верно. Собирался Шевцов по тревоге и выяснить успел
только, что фамилия пропавшего Соколовский и что он "не совсем здоров".
За шелушащимися желтыми стволами неожиданно открылось белое приплюснутое
здание с плоской крышей. Зеркально горели стекла в поднятых рамах. Под ними
буйно цвела сирень. В глубине угадывались другие дома - поменьше.
- Управление, - кивнул Калинкин. - Давайте-ка сразу к шефу.
Небольшой кабинет с матово-белыми стенами был залит солнцем. Ряд мягких
вращающихся кресел полукольцом, напротив - большой экран. От распахнутого
окна быстро отделилась высокая грузная фигура в белом.
- Герман Александрович Лукьянов, - тихо представил Калинкин. - Главврач.
Сели в кресла.
- Скверное дело, Анатолий Борисович! - Глаза под большим выпуклым лбом
смотрели холодно, изучающе. - Мы прочесали каждый кустик на территории,
связались с ближайшими соседями, оторвали от дел уйму специалистов. И -
ничего! Он как в воду канул.
- Минуточку, - вставил Шевцов. - Давайте с самого начала!
- Извольте! - Главврач ткнул клавишу на пульте стола.
На стенном экране возникла схема лесного поселка, окольцованного тремя
концентрическими кругами.
- Наш стационар принадлежит Институту нейропсихиатрии. Пациенты приезжают
сюда на две-три недели - как правило, хватает! Разумеется, полная свобода.
Единственное ограничение - посетители.
- Простите, - остановил Шевцов. - Я слышал, у вас закрытое учреждение!
- Только для отдельных больных! - уточнил Лукьянов. - Некоторые аномалии
генофонда требуют длительного лечения. На этот период мы вынуждены
дополнительно ограничивать в чем-то таких больных. Их немного...
Он переключил клавишу. Появилась сложная биоэлектронная схема с
центральной ЭВМ.
- У нас автоматическая охрана. Взгляните: три пояса датчиков. Принцип -
селекция сигналов с личных радиобраслетов. Управление с компьютера.
Индивидуальные коды больных с ограниченной свободой передвижения - под
запретом. Есть дублирующие системы. Короче: покинуть территорию без нашего
ведома невозможно. - Лукьянов выключил экран, сцепил руки на столе. - А
Соколовский это сделал!
- Когда? - деловито спросил Шевцов.
- Сегодня ночью. Причем сигнализация не сработала - все три пояса.
Причины неизвестны.
- Воздушный транспорт? - предположил Шевцов.
- Исключено! Полеты над территорией запрещены, диспетчера бы нам
сообщили. Мы абсолютно не представляем, как он это с



Назад