c3ec9c9d

Жигунов Виктор - Интегральное Скерцо



Виктор Жигунов
Интегральное скерцо
Василий Степанович семенил по коридору заводоуправления, искательно
заглядывая в таблички дверей: какая покажется добрее. Толкнулся было в
один кабинет, но, встретив холодный взгляд большого, видимо, начальника,
сидевшего за большим столом, отступил и поспешно прихлопнул дверь, едва не
защемив палец.
Затем он остановился перед надписью "Фотостудия". Постоял, соображая, и
несмело обрадовался. Поднял руку, чтобы постучать, но заколебался и на эту
минуту застыл в такой позе. Наконец стукнул раз... другой...
Дверь неожиданно щелкнула и приотворилась от удара. Василий Степанович
перепугался... но никто не выразил неудовольствия, и пришелец посмотрел в
помещение.
Оно оказалось длинным и полутемным. Смутно виднелись разнообразная
аппаратура и провода. Над столом с зажженной лампой склонился молодой
человек в ярко-желтой рубашке, с пушистыми черными усами. Он
сосредоточенно протирал платком разноцветные стеклышки и вставлял их в
прибор, похожий на толстую подзорную трубу.
Василий Степанович потоптался, его не замечали. Тогда он решился сам
начать разговор - следующей удачной репликой:
- Э-э...
Парень оторвался от работы и, повернув голову вбок (чтобы не дохнуть на
оптику), коротко сказал в темноту:
- Входите.
После чего снова углубился в дело.
Василий Степанович растерянно помедлил и проник в комнату.
- Ищу Ставрогина...
Фотограф выразил на лице, что он слушает, но пока лишен возможности
разговаривать. Подождав и почувствовав себя неловко от молчания,
посетитель добавил:
- Я издалека... Узнал телефон Ставрогина, только не отвечает... А на
территорию не пустили... Я увидел на Доске почета: Ставрогин, инженер - и
пришел сюда... Наверно, вы фотографировали, знаете его...
Молодой человек опять отвернулся в сторону, чтобы подышать, и между
шумными вдохами сообщил:
- Занятой товарищ - Ставрогин.
Гость подумал, следует ли уходить после таких слов или еще нет, и
торопливо полез во внутренний карман пиджака, извлек кипу истертых - в
большинстве, должно быть, давно ненужных - бумажек. Перебрал ее и вытащил
кусок почтового бланка.
- Я получил перевод... На обороте написано: "Согласно заявлению
Б.В.Ставрогина".
Фотограф впервые взглянул на пришедшего, а заодно и на бланк. Там была
указана трехзначная сумма. Парень осторожно положил прибор, приподнялся и
протянул руку:
- Мишей меня зовут. За что перевод-то?
- Меня Васей. Не знаю за что.
- Садись. Как не знаешь? Ты Ставрогину соавтор?
- По какому делу соавтор? - не понял Василий Степанович, пересаживаясь
на стул.
- Он изобретатель у нас, - не без гордости сообщил Миша. - Ты ему
помогал?
- Не знаком с ним вообще.
Молодой человек поднял брови и вернулся к своему занятию. После
раздумья он спросил, опять отвернувшись:
- А какую-нибудь работу для завода выполнял?
- Даже не слышал никогда про ваш завод.
Фотограф недоуменно помолчал минуту-другую. Вложил в прибор последнюю
линзу и наклонился над столом, начал там, видимо, привинчивать собранное
устройство к чему-то. Послышался писк, будто он задел говорящую куклу.
- Может, ошибка? - предложил гость, надеясь на возражение.
Миша пожал плечами. Выпрямился и достал из нагрудного кармана плоскую
коробочку. Из нее со свистом вылетел и закачался никелированный штырь.
Коробочка зашуршала.
- Рация, - небрежно пояснил Миша. - Мы со Ставрогиным работаем тут над
одним агрегатом. Борис дал мне эту штуку, чтобы в любой момент со мной
посоветоваться. Он такую же всегда носит при



Назад