c3ec9c9d

Жигарев Александр - Анна Герман



Александр Жигарев
Анна Герман
Анну Герман часто спрашивали: "Откуда вы так хорошо знаете русский
язык? Вы говорите почти без акцента, а поете даже более "по-русски", чем
иные из наших соотечественников".
Обычно она отшучивалась. Но иногда глаза ее становились
мечтательно-грустными, и она отвечала более конкретно: "А как же может быть
иначе? Я родилась в Советском Союзе, там прошло мое детство. Мой родной язык
- русский".
Каким образом далекие предки Анны Герман, переселенцы из Голландии, в
середине XVII очутились в России? Отправились ли они на восток в поисках
счастья или были вынуждены оставить родные места по каким-либо другим
причинам? Прапрадед Анны по отцовской линии, лет сорок проживший на хуторе,
на юге Украины, отправился в предальний путь, в Среднюю Азию, где и
поселился навсегда. Там, в маленьком городке Ургенче, познакомились, а
спустя несколько месяцев поженились бухгалтер мукомольного завода Евгений
Герман и учительница начальной школы Ирма Сименс.
Шел 1935 год. Кем станет их ребенок, как сложится его судьба, будет ли
он здоров и счастлив? Об этом часто шептались по ночам готовящиеся стать
родителями молодожены. Их первенец - девочка - не доставляла родителям
особых хлопот. Анна росла спокойным ребенком, плакала редко, первое свое
"ма" произнесла в восемь месяцев, а через три недели сделала самостоятельный
шажок. Спустя год в семье появился и второй ребенок - Игорь, болезненный и
капризный. "Ну что ты опять хнычешь? - корила малыша измученная мать. - Брал
бы пример с сестренки! Она девочка, а видишь, какая умница - тихая,
послушная".
Отца Аня почти не помнила: ей было два с половиной года, когда он исчез
из ее жизни навсегда. Евгения Германа арестовали по ложному доносу в 1938
году. Все попытки доказать его невиновность в то время оказались
безуспешными. В 1956 году справедливость восторжествовала: он был полностью
реабилитирован и с него были сняты все обвинения.
Беда никогда не приходит одна. Тяжело заболел Игорь. Врачи беспомощно
разводили руками... У одинокой детской могилки на городском кладбище в
Ургенче стояли, прижавшись друг к другу, три скорбные фигурки - мать,
бабушка и мало что понимающая в лавине обрушившихся на семью несчастий
трехлетняя девочка.
Но детство остается детством. Оно ворвалось в тревожный, окрашенный
печалью мир Анн языковым многоголосием ургенчской детворы, задорными песнями
идущих на учения красноармейцев, за которыми бежали ее сверстники -
босоногие, восторженные мальчишки и девчонки. Ворвалось стремительно
мчавшимся на коне по киноэкрану Чапаевым - в бурке и с саблей наголо. Под
треск кинопроектора и ликование мальчишек он бесстрашно громил белых по
всему фронту.
...Укутанная в бабушкин платок, Аня вместе с матерью едет в продуваемом
всеми ветрами вагоне куда-то на Север в надежде хоть на несколько минут
увидеть отца. Бесконечные пересадки и ожидания в пути. Глоток горячего чая
на перроне. Обрывки разговоров с хлебосольными попутчиками, разделившими с
ними домашнюю колбасу и пироги.
Бесконечные хождения по инстанциям. Отчаяние матери. И врезавшиеся в
детское сознание слова: "Нет, нельзя", "Не положено", "Не значится". Дорога
домой, безмятежный сон на руках окаменевшей от горя Ирмы, уставившейся в
пустоту.
xxx
Война! Она совершенно изменила ритм жизни Ургенча. Обрушившиеся на всю
страну испытания объединили и породнили людей, заставили их думать об одном,
ждать известий с далеких полей сражений, делиться новостями, вместе
радоваться и вме



Назад