c3ec9c9d

Жиганец Фима - Издранное



literature Фима Жиганец zhiganets@mail.ru Издранное ru Saltarello saltarello@inbox.ru FB Tools 2004-08-27 1DFDD776-76DA-4ACF-BAF0-50AD2091E933 1.0 Фима Жиганец. Издранное Феникс Ростов-на-Дону 1999 «Попрактиковался»
В местах лишения свободы арестанту запрещено иметь наличные деньги. Вместо них он получает «боны» – специальные чеки на определенную сумму для отоваривания в магазине колонии.
Во время одной из таких «отоварок», когда у окошка «ларька» скапливается толпа зэков, один из них, крепкий работяга из кузнечного цеха Пархом, уже отходя от прилавка с приобретенной жрачкой, поймал за руку ширмача Васеньку, когда тот пытался втихую «увести» (стащить) у него пачку грузинского чая. Ну, понятно, поднял кипиш (скандал)… Бить, правда, не стал: Васенька крутился с так называемыми «черными» – то есть с профессиональными уголовниками, которые в колонии «держали масть».
Поволок Пархом карманника на «разборку» к «положенцу» – зэку, который считается неформальным лидером в колонии (то, что раньше называлось – «пахан»). Так, мол, и так, вот и свидетели есть…
«Положенец» с громкой погремухой Слон замялся. С одной стороны, все ясно. С другой: как ни крути, а Васенька – свой, вся «братва» его знает и по зоне, и по воле… Созвал Слон так называемую «первую пятерку», или «блаткомитет» (вроде зоновского Политбюро).

Посовещались, вызывают к себе Пархома и Васеньку.
– Слышь, Пархом, – говорит арестанту «положенец», – ну чего ты? Что за кипиш на болоте, что за шухер на бану1? Ты же «мужик» с понятиями. Васенька, конечно, погорячился, мы его поправим.

Но и ты должен его понять. Он – «кармаш» по жизни. А «кармаш» – это как пианист, у него пальцы должны быть постоянно в движении, чтобы навыков не потерять.

Вот он и «щиплет» помаленьку. Не в обиду, замнем этот базар чисто по-братски…
Вздохнул Пархом и пошел восвояси. Но обиду все-таки затаил…
И через несколько дней, подойдя к Васеньке, мирно курившему во дворе своего отряда, кузнец со всего маху заехал ему по уху! Тот отлетел на несколько метров и отключился. А Пархом взял пачку сигарет и спокойно ушел.
Что тут поднялось! Еще бы: работяга ушатал «честного босяка»! Вызвали тотчас Пархома авторитеты на свою «правилку» (грозный суд): как же ты, такой-сякой, творишь здесь голимый беспредел (откровенное беззаконие)?! На что Пархом вежливо отвечает при скоплении всего арестантского народа:
– Братва, вы же знаете, я второй срок тяну, и все – за гоп-стоп (грабеж на испуг). А у «штопорилы» (грабителя) удар должен быть, как кувалдой. Практиковаться нужно, чтобы навыки не потерять.

Вот и приходится когда-никогда треснуть кого ненароком. Так что, не в обиду, замнем этот базар чисто по-братски…
«Я за базар отвечаю!»
Как ни борется администрация мест лишения свободы с карточной игрой, но она продолжает процветать за «колючкой». Много из-за этого случается трагедий, люди попадают в долговую кабалу, становятся «заигранными», чуть ли не рабами… Но бывают и забавные случаи.
…Камера следственного изолятора, рассчитанная максимум на 20 человек, вместила в себя всех 60. Да и те большей частью сгрудились в углу у нар, где идет азартная карточная игра в «буру». На «катране» (место для игры) «катают», то есть играют, двое.

Что называется, «лоб в лоб». Один из них – опытный «исполнитель» (профессиональный картежник) по имени Валера, другой – новичок в «хате», горячий кавказец, которого все просто кличут «ара».
Поначалу игра идет с переменным успехом. Валера, что называется, «кидает замануху», давая кавказцу выиграть по-маленькой. Но и



Назад