c3ec9c9d

Жаринов Е В - Магистр Жак Де Моле



Жаринов Е. В.
Магистр Жак де Моле.
I
ПРОЛОГ
Да! Есть места, есть места на земле, которые влекут к себе, погружая
душу в летаргический сон. Кажется, здесь и только здесь Высшие силы
напрямую общаются с человеком. В каждой стране есть такие места. В Германии
- это гора Хартц, где Гете вместе с Мефистофелем устроил для своего Фауста
Вальпургиеву ночь, во Франции - южные провинции Лангедока, место жизни и
гибели знаменитых катаров, в Англии - Стоунхендж и озера Шотландии.
Откуда исходит мощь этих мест? Наверное, в подобных уголках земли сама
Красота сводит с ума каждого, кто хотя бы на мгновение захотел превратиться
из добропорядочного господина в созерцателя, а, следовательно, в язычника,
боготворящего неожиданно раскинувшиеся перед ним леса, поля, реки или озера
Шотландии.
Но не о Шотландии пойдет сейчас речь. К этому месту мы ещё придем по
мере нашего повествования. История начинается во Франции, там, где и
родился великий магистр ордена Тамплиеров Жак де Моле, воин, мистик,
пророк.
Когда бредешь по кладбищу, то постоянно натыкаешься на даты жизни и
смерти тех, кто лежит сейчас под этими плитами. Сколько лиц! Пройдет ещё
мгновение, и все они исчезнут из памяти: ненужные лики, навсегда
растворившиеся в земном чреве. Никогда не появиться им вновь из этой глины,
из которой великий Скульптор лепит носы, подбородки, брови, никогда не
обрести им прежних знакомых черт: прах к праху, как говорится.
Другое дело жизнь пророка. В начале XIV века не писали портретов, и
как выглядел де Моле, мы не знаем, но бессмертная тень его в этом не
нуждается. Прах к праху, как говорится, а вечное пребывает в вечном. Если
сравнить начало XIV и конец XIX века, то это и будет вечность, и ноша сия
оказалась по плечу старому, измученному пытками Магистру. А раз так, то
рассказ наш следует начать с того, что мы опишем, как сельский священник
уже в конце XIX века, оказавшись в одном из упомянутых нами заколдованных
мест, что можно было отыскать на юге Франции, занялся раскопками и в
суетном любопытстве своем потревожил Тайну.
А началось все так.
Первого июня 1885 года в деревушке Ренне-ле-Шато появился новый
тридцатитрехлетний приходской священник по имени Беранжер Соньер. Был он
высокого роста, сутуловат, с черными вьющимися волосами и
глубокопосаженными карими глазами. Когда Соньер слушал кого-нибудь, то его
тонкие, как две ниточки, губы постоянно растягивались в застывшую
полуулыбку. Деревушка насчитывала всего двести душ и располагалась
непосредственно у Пиреней, недалеко от Каркасона. Настоящая дыра, куда
Соньера, несмотря на ум и таланты, которые он выказал ещё в духовной
семинарии, сослали за дерзкий нрав и непокорность. В представлении местных
крестьян все усилия религии сводились к тому, чтобы наполнять небесные
сундуки, заставлять прихожан раскошеливаться, выкачивать деньги из их
карманов. Религия напоминала местным фермерам огромный торговый дом, где
кюре являлись приказчиками, хитрыми, пронырливыми, оборотистыми, и
обделывали дела господа Бога за счет простых людей. Для молодого человека с
амбициями оказаться в такой дали от цивилизации означало лишь верную
духовную смерть. У Беранжера была прекрасная перспектива раствориться в
этих местах, погибнуть в безвестности, благо виноградники были отменными, а
мягкий теплый климат и жирная плодородная земля, которая по весне испускала
дурманящий запах трав и в которой уже в апреле вызревала клубника,
располагали к безделью и опасному для молодого пытливого ума



Назад